Социальная справедливость, социальное равенство

Социальная справедливость, социальное равенство (social justice, social equity)    ) —  один из тех великих общечеловеческих общественных идеалов, которыми вдохновлялись и вдохновляются лучшие умы человечества. Лозунги социальной справедливости были начертаны на знаменах всех социальных революций, включая Октябрьскую 1917 года. Другое дело, как эти лозунги реализовались… Понятие С.с. не абсолютно в том смысле, что ее достижимость, как и достижимость всякого идеала, относительна. Более того, даже если она провозглашена в том или ином обществе и когда она законодательно закреплена, это не означает, что она уже достигнута, всегда остается место для неудовлетворенности тех или  иных, больших или меньших групп и слоев населения.

В СССР, как известно, в текстах конституций, в партийных лозунгах С.с. всегда присутствовала. Но расхождение слова и дела, столь характерное для периода сталинизма и последовавшего за ним периода застоя, с особой остротой проявилось именно в этом вопросе. Никогда, нигде нельзя было бы прочитать или услывшать призыв к ущемлению  тех или  иных социальных групп (кроме лишения гражданских прав представителей прежних эксплуататорских классов, формально отмененного в 1936 году) –а на деле дискриминации подвергались широкие слои крестьянства, интеллигенции; нигде не провозглашалась исключительность тех или иных национальностей, но, как писал о Сталине поэт Твардовский , «он мог на целые народы обрушить свой верховный гнев…». Теоретически система оплаты труда основывалась на  известной всем формуле социализма («каждому по  триуду»), а на деле складывалась целая система неоправданных и вызывавших возмущение в народе льгот и привилегий для правящего партийно-административного аппарата, зародившаяся в сталинские годы и доведенная до разгула коррупции и казнокрадства при Брежневе.

Перестройка и демократическая революция 1991 года выдвинули на первый план цель восстановления С.с. в российском обществе, причем  в соответствии  с новыми, капиталистическими, рыночными условиями. Но, к сожалению, если поставленную правительством Гайдара задачу перехода экономики от плана к рынку, несмотря на все  трудности, можно считать решенной,  то о другой задаче – демократизации общества, то есть о построении гражданского общества, основанного на С.с., пока этого не скажешь. Здесь еще много работы. Предстоит, в частности, создать условия для укрепления системы социального партнерства, для оптимальной дифференциации доходов разных групп населения,  для повышения социальной мобильности (упомянем «социальные лифты», что особенно важно для молодежи),   для кардинального сокращения уровня бедности и вывода из застоя так называемых депрессивных регионов, для выравнивания условий жизни в столице и других городах, а также в сельской местности. Все это – если будет сделано — послужит более полной реализации принципа С.с. в России.